?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В мире на сегодняшний день можно выделить два основных типа экологических организаций. Первые зарабатывают финансовые средства, чтобы выделять их на защиту окружающей среды, восстановление популяций исчезающих животных, создание природоохранных зон и заповедников. Другие используют экологические проблемы (а часто и псевдопроблемы), чтобы зарабатывать финансовые средства. Как говорится, организации действуют с точностью «до наоборот». Попробуем догадаться, к какому типу организаций относится Greenpeace? Долго гадать не придётся, хотя бы потому что бюджет организации за последние два десятилетия вырос более чем в 11 раз (с 30 до 350 миллионов долларов) и продолжает расти сегодня, но вот о реализации действенных природоохранных проектов эта организация заявлять как-то не спешит, если не считать PR-проекты, привлекающие внимание.

Greenpeace. Борцы за «зелень»


Подойдём к рассмотрению вопроса и с другой стороны. Как вы считаете, какой именно сегмент штата должна, по определению, расширять экологическая организация, если её бюджет существенно увеличивается? Ну, оно понятно, скажет читатель: штат экологов… собственно, защитников природы, специалистов по изучению флоры и фауны. Но, оказывается, в Greenpeace эта, казалось бы, очевидная тенденция не работает. Конечно, штат людей, называющих себя «экологами», там тоже растёт, но вот только больше почему-то растёт штат профессиональных юристов… Никто не спорит с тем, что права сотрудников экологической организации должны быть защищены, но когда штат юристов становится сопоставимым по численности со штатом «экологов», и юридические вопросы самих сотрудников выставляются выше вопросов экологических, то это наводит на определённые мысли…





У Greenpeace 20 региональных и 27 так называемых национальных офисов (в том числе, в России), и каждый из этих офисов обслуживается профессиональной юридической группой. В России адвокатскую работу по направлению Гринпис осуществляет адвокат Ирина Исакова, которая сегодня клеймит сам факт задержания активистов на платформе «Приразломная» и обвинение их в пиратской деятельности.

Ирина Исакова (адвокат Гринпис Интернэшнл):
Безусловно, обвинения в пиратстве не обоснованы и не доказаны. Доказательства должны быть достаточными для предъявления обвинения. Доказательства следствия безотносительны – в протоколе допроса свидетелей не содержится конкретных фактов, которые указывают на конкретное лицо. Доказательства следствия также недопустимы, так как были собраны в нарушение закона. Например, задержание происходило по большей части без присутствия адвокатов. Мы будем обжаловать неправомерные действия как следственных, так и судебных органов.


Примечательно, что приёмная госпожи Исаковой – это вовсе не избушка, поросшая мхом в зелёной дубраве, как можно было бы ожидать применительно к юристу экологической организации, а офис в центре столицы. Едва отвлекаясь от своих «зелёных» забот в Гринпис Ирина Ивановна не оставляет в юридической беде и других своих клиентов. Среди клиентов Исаковой - певица Анастасия Стоцкая, для которой адвокат выбивает средства от её продюсеров… Видимо, после светских раутов и переговоров с продюсерами российских «поп-звёзд» адвокат снова испытывает непреодолимую тягу к защите «защитников» Арктики…

Вернёмся, однако, непосредственно к Гринпис. Само это движение начало формироваться в 60-х годах прошлого века, когда на Аляске проводились испытания оружия массового поражения. Первоначально организация, возможно, и выглядела неким объединением энтузиастов-романтиков, которые своей активностью хотели воспрепятствовать распространению ядерного оружия. Со временем определённый круг людей, которые, прямо скажем, к экологической романтике имеют десятое отношение, решил, что на этом проекте можно неплохо заработать. Однако для того, чтобы заработок не выглядел явным, была придумана отличная ширма в виде того, что организация не берёт денег с бизнес-структур и от государственных властей, а будет существовать лишь на деньги благотворителей...

Чтобы число таких благотворителей неуклонно росло, нужно было и действовать соответствующим образом. Людей старались привлекать не к проектам по защите окружающей среды, а к душещипательным фото- и видеоматериалам на тему того, как активисты за эту среду борются… Прибыть в северные широты в меховой шапке, пуховике и кожаных ботинках, сфотографироваться и выложить фотографии на фоне убитого детёныша тюленя в печать, приехать на внедорожнике, который «кушает» 20 л на сотню км, на АЗС, приковать себя цепью к бензоколонке, протестуя против нефтедобычи, снять на видео (не захватывая в кадр свой внедорожник) и растиражировать по миру… Организовать рок-концерты, на которых молодые люди и девушки нередко под наркотическим кайфом «сочувствуют» борцам за «зелень», покупкой билетов и «дури» пополняя растущий бюджет и утоляя аппетиты Greenpeace.

Сочувствующие, естественно, находились раньше, и продолжают множится сейчас. Увидев фото окровавленного белька, многие конечно же хотели бы помочь. И сам захочешь помочь… Но ведь всё дело в том, что Greenpeace не собирается делать ничего из того, что остановит варварский промысел. Шефов нынешнего Гринписа абсолютно не интересует ни будущее арктических животных, ни процесс нефтедобычи, ни угроза распространения оружия массового поражения. Их интересует другое – как здесь можно заработать. При этом некоторые активисты действительно уверены, что они помогают природе, как и держатели «контрольного пакета» Гринпис. Работает психологический принцип самоубеждения, когда человек старается оправдать свою деятельность, придумывая новые и новые варианты этого оправдания. Чтобы убедить в своей правоте, прежде всего, самих себя, а затем и окружающих, активисты и их шефы используют плакаты и кадры с душераздирающими сюжетами и текстами, обязательно на ярком фоне, обязательно аршинными буквами, обязательно окровавленные тела животных, расстроенные дети и прочие компоненты PR-кампании.

Чтобы понять, как это работает, достаточно посетить любую площадку Greenpeace. Входим в электронный офис организации в России. Первое, что бросается в глаза – фраза «Сделайте пожертвование» под фотографией едва не плачущего малыша, держащего в руках мягкую игрушку белого и испачканного мишки. На другой площадке – англоязычной – фото мёртвого дельфина и кровавых струй в морской воде, на соседнем фото – Лалита Рамдас (председатель правления) в индуистском облачении и характерной точкой-бинди на лбу. И снова призыв сделать пожертвование. Согласитесь, психологический эффект потрясающий. Откровенно отдаёт методами если не тоталитарных сект, то чего-то, очень похожего… Не хватало бы ещё написать: «Если ты любишь природу, вышли нам сто баксов, брат! Халлилуйа!»

На страницах площадки, однако, мы не найдём информации о том, какие заповедники или природоохранные зоны открыли активисты, какие успехи в борьбе с браконьерами продемонстрировали, зато найдём вот что – причём в массовом порядке:

Ответ Гринпис на необоснованные заявления российских властей и некоторых СМИ

Юристы Гринпис обратились в Следственный Комитет

Судно Гринпис задержано незаконно: правовой анализ

Заявления адвокатов Гринпис Интернэшнл по поводу первых результатов суда (в отношении активистов Arctic Sunrise – прим. автора)


Да всё отлично, ребята. Но где же, собственно, экологическая работа? Если вы сами верите, что вы – экологическая организация, то дайте поверить в это хотя бы тем, кто свои пожертвования направляет. А то ведь одними едкими зелёными буквами здесь точно не обойтись. Где непосредственно результаты?

Так ведь эти вопросы со стороны Гринпис всё равно останутся без ответа. Почему? Да потому что эта организация не считает нужным отвечать на то, что находится вне поля её интересов. Вот один из характерных примеров. Неоднократно на нашем ресурсе поднимался вопрос губительной разработки никелевого месторождения на землях Хопёрского заповедника. Представители экологических организаций России неоднократно обращались в Гринпис за помощью, но…

Вот ответ одного из руководителей отделения Гринпис в России Михаила Крейндлина:

Определить, какой именно ущерб нанесёт предприятие по добыче никеля Хопёрскому заповеднику, пока невозможно, так как у экологов нет практически никакой информации о новом проекте по добыче никеля.

Я не знаю, какая там роза ветров, расчеты не видел, если полетят выбросы, какие выбросы полетят в сторону заповедника, сказать невозможно, по крайней мере, по той информации, которой мы обладаем. То же самое касается водных ресурсов, недалеко речка Хопёр, которая протекает через заповедник. Если будут вбросы в речку, то, конечно, региону, в том числе и заповеднику может быть нанесен ущерб.


То есть в отношении Хопёрского заповедника ответы Гринпис в стиле «я не знаю», «может быть», «сказать невозможно», «речка» - это нормально, а вот на «Приразломной» эти ребята сразу, понимаешь, всё определили… Что характерно, никакая роза ветров не понадобилась… Только некие расчёты десятилетней давности, которые раскритиковали даже в ООН (ну, вы понимаете, почему использовано слово «даже»).

Удивительная работа, не правда ли. А всё потому, что на «защите» Хопёрского заповедника много ведь средств не выручить… Сфотографироваться на фоне мёртвой выхухоли у активистов, видимо, никак не получается - её сначала живую догнать нужно… Другое дело – стационарная «Приразломная» и прочие подобные проекты – шума много, поступлений в бюджет тоже, адвокаты руки потирают – в общем борцы за «зелень» все в трудах, аки пчёлы…

Profile

pragmatic
Прагматик

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Flag Counter
Powered by LiveJournal.com