?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

psxew

В начале июля на сайте узбекского новостного агентства 12news.uz была опубликована статья узбекского академика, доктора экономических наук Рустамжона Абдуллаева «Узбекистан должен вступить в НАТО и предъявить территориальные и иные претензии к некоторым странам СНГ».

Материал сразу привлек внимание аналитиков и обозревателей в связи с «нестандартным» подходом автора к ситуации, сложившейся в Центральной Азии и на постсоветском пространстве после распада СССР. О территориальных претензиях Узбекистана к России, Украине и Армении, отделенных от него сотнями километров, большинство из них услышали впервые.

Скандальный характер публикации Р. Абдуллаева стал очевиден довольно быстро и вскоре с сайта ее убрали. Однако материал к тому времени успел широко разойтись по интернету и доступен сегодня на многих веб-ресурсах, особенно специализирующихся на освещении проблем постсоветского пространства и Центральной Азии. Его можно обнаружить на странице автора в «Фейсбуке», сайте узбекского научно-прикладного журнала «Фундаментальная экономика», известном российском литературном сервере «Проза.ру» и многих других интернет-ресурсах.



[Spoiler (click to open)]Лейтмотив статьи – анализ угроз национальной безопасности Узбекистана. При этом общей классификации и ранжирования угроз в публикации нет. Вначале автор утверждает, что главных опасностей две: «военная угроза» «со стороны враждебных сил и международных террористических организаций, базирующихся на территориях Афганистана и Пакистана», которая обострится в связи с предстоящим в 2014 г. уходом США и НАТО из региона, а также природно-техногенный фактор, связанный «со строительством гидротехнических сооружений в верховьях трансграничных водотоков, расположенных на территориях Кыргызстана и Таджикистана». В числе прочих угроз упоминаются опасность возникновения межэтнических конфликтов в Киргизии по аналогии с Ошскими событиями 2010 г., а также ограничение трудовой миграции Россией и Казахстаном, способное обострить ситуацию на рынке труда.

Самыми интересными являются ответы на вопрос о том, кто виноват в возникновении этих угроз и что необходимо сделать для их предотвращения.

Виновными в появлении всех опасностей оказались соседи Узбекистана по Центральной Азии и другие страны СНГ, прежде всего - Россия.

А для того, чтобы впредь подобных коллизий не возникало, Узбекистану, по мнению академика, следует вступить в НАТО, навсегда обезопасив себя от подобных неприятностей. При этом подразумевается, что Россия и созданные при ее активном участии организации типа ОДКБ и Таможенного союза, который в 2015 г. должен превратиться в Евразийский экономический союз, обеспечить безопасность Узбекистана не в состоянии, и потому никакого участия в интеграционных проектах на пространстве пост-СССР Ташкент принимать не будет.

Признаком неспособности России обеспечить безопасность Узбекистана Р. Абдуллаев считает ситуацию 1990-х, когда Москва отказалась предоставить Ташкенту несколько вагонов с боеприпасами для «Градов», а также ее бездействие во время Баткенских событий 1999-2000 гг., в ходе которых боевики Исламского движения Узбекистана дважды вторгались в Киргизию и Узбекистан с территории Таджикистана. При этом в военной помощи Москвы Ташкент сегодня совершенно не нуждается, поскольку «… если в вооруженных силах Узбекистана и были какие-то недостатки в 90-х годах прошлого века, то они уже к началу 2000 годов были полностью устранены, а его обороноспособность постоянно укрепляется». Внимание на том, что между двумя странами действует «Договор о союзнических отношениях» 2005 г., по которому они обязаны оказывать друг другу военную помощь в случае внешней агрессии, и Узбекистан после выхода в прошлом году из ОДКБ подчеркивал его значимость для своей безопасности, Р. Абдуллаев предпочитает не акцентировать.

Но главное, что волнует автора – это не опасность со стороны исламских радикалов, а перспективы строительства ГЭС в верховьях трансграничных рек.

Если угроза вторжения талибов может так и остаться гипотетической (не произошло же оно в 1990-е), то строительство гидроэлектростанций уже началось, причем строит их все та же Россия. Свои опасения автор объясняет тем, что возводимые водохранилища в случае землетрясения может прорвать, и тогда Ашхабадское и Ташкентское землетрясения прошлого века могут показаться просто «малозначительными событиями». Тревогу Р. Абдуллаева вызывает, прежде всего, строительство Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской ГЭС-1 в Киргизии. Первую из них Душанбе из-за разногласий с Россией решил достраивать за счет собственных средств, нехватка которых в настоящее время привела к остановке стройки. Зато проект строительства Камбаратинской ГЭС-1 благодаря России уже сдвинулся с мертвой точки.

В сентябре 2012 г. Россия и Киргизия заключили соглашение о строительстве Камбаратинской ГЭС-1, которое в мае этого года было ратифицировано российским парламентом. Между тем, соглашение это, по мнению Р. Абдуллаева, является недействительным по причине терминологических ошибок. В качестве названия киргизского государства в тексте документа используется выражение «Киргизская Республика», которой, по мнению автора, не существует, так как в конституции его название звучит как «Кыргызская Республика» или «Кыргызстан». Такую «безграмотность и некомпетентность» Р. Абдуллаев объясняет тем, что «документ был подготовлен российской стороной под давлением недобросовестной, а может быть даже глубоко коррумпированной лобби ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС» (так в тексте), а «кыргызская сторона, радуясь результатам государственного визита Президента РФ Владимира Путина, подписала его «без всякого замечания, нарушая Конституцию собственной страны, от лица несуществующего Правительства Киргизской Республики».

Примечательно, что претензии узбекский академик предъявляет к документу, составленному на русском языке, который имеет свои правила и нормы орфографии, включая официальные названия иностранных государств. Еще 17 августа 1995 г. первым заместителем руководителя администрации президента РФ С. Красавченко было подписано распоряжение № 1495 «О написании названий государств – бывших республик СССР и их столиц». В соответствии с ним в отношении бывшей Киргизской ССР используются равнозначные названия «Киргизская Республика» или «Киргизия». В распоряжении есть дополнение за подписью тогдашнего председателя правительства России В. Черномырдина, гласящее: «Разрешить при подписании международных договоров и других документов учитывать при необходимости пожелания контрагентов по написанию упомянутых названий». Киргизская сторона при подписании соглашения никаких возражений по поводу наименования своего государства в русскоязычном тексте документа не высказала, следовательно, оно имеет законную силу.

Впрочем, тревога Р. Абдуллаева, фактически отражающая позицию узбекских властей, вызвана не только опасениями прорыва водохранилищ и техногенных катастроф. Гораздо большую опасность для Ташкента представляет возможность регулирования стока Амударьи и Сырдарьи, которую Бишкек и Душанбе получат после завершения постройки ГЭС. 3/4 населения Узбекистана проживает в сельской местности и критически зависит от сельского хозяйства и наличия поливной воды.

Тревоги Ташкента вполне понятны. Хотя сам он при этом широко пользуется своими природными ресурсами и контролем над транспортной инфраструктурой для давления на «верхние» страны региона, ограничивая им поставки природного газа или транзит железнодорожных составов с материалами для строительства Рогунской ГЭС.

Две других угрозы национальной безопасности Узбекистана – давно тлеющий межэтнический конфликт на юге Киргизии и ограничение трудовой миграции в трактовке Р. Абдуллаева также тесно связаны с Россией. В ходе Ошских событий 2010 г. ОДКБ, которую в тот момент возглавляла Москва, по его мнению, отказалась защищать узбеков от геноцида со стороны киргизов. Хотя в Абхазии и Южной Осетии двумя годами ранее Россия пошла на военное вмешательство, чтобы защитить их население от грузин. В этом обвинении, правда, есть два важных нюанса, которые узбекский академик предпочитает не замечать. Во-первых, ОДКБ на тот момент не располагала необходимыми правовыми механизмами и силами для вмешательства во внутренние конфликты на территории государств-участников организации. Их формирование началось уже после Ошских событий 2010 г. и во многом под их влиянием. Причем Узбекистан от участия в создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) отказался, а в 2012 г. покинул и саму ОДКБ. Во-вторых, в Южной Осетии и Абхазии Россия защищала своих граждан и миротворцев, которые подверглись нападению Грузии, в Киргизии же ситуация была совершено иной.

В том, что значительная часть населения Узбекистана вынуждена зарабатывать себе на жизнь в качестве трудовых мигрантов, виноват, по мнению Р. Абдуллаева, СССР, а вернее – «ошибки этой империи в области демографической политики и планирования советской экономики». Если России и Казахстану «достались огромные территории, природные и иные ресурсы при значительно меньшем числе населения на квадратный километр территории», то Узбекистану – «острая проблема, которая связана с избытком трудовых ресурсов».

Поэтому «Российская Федерация и Казахстан просто обязаны оказывать свою всестороннюю помощь Узбекистану из-за несправедливого распределения территории СССР и его собственности».

Более того, Москва и Астана должны оставить узбекских мигрантов в покое, а их СМИ – перестать «нести всякую чушь о наших трудовых мигрантах, называя их немецким словом гастарбайтер, придавая этому слову искаженный и оскорбительный смысл».

Способов нейтрализации нависших над Узбекистаном угроз узбекский академик предлагает два: вступить в НАТО, а также предъявить территориальные претензии большинству республик бывшего СССР. Членство в НАТО необходимо Узбекистану для того, чтобы «превратиться в авангард (форпост) этой Организации в Центральной Азии, имеющий современную армию, в которую будет мобилизована… часть нашей молодежи, трудовой миграции в РФ и Казахстан». Еще более интересно, что «вступление Узбекистана в НАТО необходимо не только его самому, но и странам этого военно-политического блока».

Правда, зачем НАТО нужен Узбекистан, который не имеет общих морских или сухопутных границ ни с одним из государств-участников организации, будучи расположен в самом центре Евразии и отделенным от мирового океана территориями как минимум двух государств, автор не поясняет.

Среди стран, которым Р. Абдуллаев намерен предъявить территориальные претензии, фигурируют не только все государства Центрально-Азиатского региона, но и Россия, Украина и даже Армения. В качестве обоснования он приводит два довода. Во-первых, правопреемником распавшегося в 1991 г. СССР является не только Россия, но и все бывшие союзные республики, что позволяет им претендовать на бывшую союзную территорию и собственность. Во-вторых, Узбекистан «на основе международного права» является правопреемником не только СССР, но и «всех узбекских государств, которые знает история, начиная с 1312 года», что дает ему дополнительные основания выдвигать претензии на занимаемые ранее земли. Под средневековым Узбекистаном автор имеет в виду Улус Джучи – государство, которое в русской и советской исторической литературе принято называть Золотой Ордой. В XIII-XV веках оно действительно контролировало значительную часть территории нынешней России и других стран СНГ, однако «Узбекистаном» в источниках не именовалось.

В.В. Бартольд (1869-1930) – один из самых авторитетных специалистов по Средней Азии в «Работах по исторической географии» термина «Узбекистан» в качестве обозначения политико-географической общности до 1917 г. вообще не упоминает, говоря лишь об узбеках как общности этнической. Узбекское ханство (ханство Абулхаира), которое именуется в источниках «Узбекским улусом», возникает на территории Дешт-и–Кичпака (главный образом территория современного Казахстана) в начале XV века. Во время правления Абулхаир-хана (1428—1468 гг.) от кочевых узбеков отделилась часть племен, принявшая название казахов (тюрк. «свободный»). Собственно территорию «Улуса Джучи» «Узбекистаном» никто не называл. Образование же узбекского государства происходит после вторжения внука Абулхаира Шейбани-хана на территорию Мавераннархра (междуречья Сырдарьи и Амударьи) в конце XV – начале XVI веков. На той же самой исторической основе территориальные претензии к России может выдвигать Монголия, у которой прав считаться наследником чингизидов не меньше, чем у современного Узбекистана.

Цель появления статьи Р. Абдуллаева заключается, конечно же, не в выдвижении абсолютно бесперспективных территориальных претензий к странам СНГ. По мнению аналитиков, она может решать две задачи: 1) отвлечь внимание населения от внутренних социально-экономических проблем, которые в последнее время быстро усугубляются; 2) обосновать и подготовить в информационном плане тесное сотрудничество Узбекистана с НАТО. Вторую версию следует признать более правдоподобной. В условиях повсеместного снижения уровня образования публикация Р. Абдуллаева, написанная к тому же на русском языке, вряд ли вызовет среди узбеков широкий резонанс.

В состав самого НАТО Узбекистан примут вряд ли. Зато тесное сотрудничество с Северо-Атлантическим альянсом способно стать аргументом, который позволит Ташкенту более уверенно чувствовать себя в противостоянии с Москвой и соседями по региону.

Возможно, именно поэтому автор заранее ставит вопрос о членстве, а не сотрудничестве с НАТО, чтобы сближение с ним не показалось странам ОДКБ слишком опасным шагом.

Profile

pragmatic
Прагматик

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Flag Counter
Powered by LiveJournal.com