?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

gibraltar

В середине августа 2013 года вновь обострились многовековые противоречия между Великобританией и Испанией о статусе Гибралтара. Поводом для испанской стороны, чтобы вынести застарелый спор на суд мировой общественности, стало начало работ гибралтарцами по увеличению длины искусственного рифа, который был первоначально насыпан ещё в 1973 году.

[Spoiler (click to open)]А причина, по всей видимости, кроется в том, что в феврале 2013 года испанские власти возобновили свои претензии об изменении легального статуса британской заморской территории (the overseas territory) Гибралтар. Тогда испанский премьер-министр Мариано Рахой предложил британцам вернуться к переговорам о придании Гибралтару независимого статуса, т.е. к тому, что обещали британцы испанцам триста лет назад.

Для того, чтобы понимать, о чём идет речь, стоит напомнить немного историю этого двустороннего спора. Так, в 1704 году этот полуостров был захвачен британскими войсками в ходе войны за испанское наследство, а юридически британское владычество было закреплено Утрехтским миром 1713 года. Заключив Утрехтский договор, Великобритания закрепила de-juro своё право на территорию Гибралтара: по договору Англия получила полуостров без права "территориальной юрисдикции". Впоследствии это положение было ещё раз подтверждено конституцией Гибралтара.

В 1830 году Гибралтар односторонним актом был официально объявлен колонией Великобритании. В 1963 году вопрос о его принадлежности был поднят на заседании Комитета ООН по деколонизации. И Испания воспользовалась возможностью возобновить свои давние претензии, но проведённый через четыре года референдум перечеркнул всякие её надежды: менее полпроцента жителей Гибралтара пожелали воссоединяться с ней (99,63% жителей Гибралтара тогда высказались за сохранение британского правления).

В качестве благодарности за лояльность в 1969 году Великобритания позволила Гибралтару принять собственную конституцию, в соответствии с которой функции законодательного собрания и городского совета перешли к новому органу - Палате собраний, местному органу законодательной власти.

Конституция также запретила передавать земли другому государству против воли их жителей. Великобритания оставила за собой лишь сферы обороны, поддержания правопорядка и внешних сношений. Остальные вопросы были отнесены к компетенции местной власти.

По конституции главой Гибралтара оставалась английская королева (Елизавета II). Губернатор - представитель королевы - одновременно является и главнокомандующим вооружёнными силами колонии, поэтому на этот пост обычно назначаются офицеры высшего командного состава британской армии. На протяжении XX века на Гибралтаре шёл процесс демилитаризации законодательной и исполнительной власти и вовлечения гражданского населения в процесс управления колонией.

Испанские претензии на эту территорию всегда носили напряжённый характер. Во-первых, эта территория обладает выгодным геополитическим положением (недаром на гербе города изображена крепость с ключом). Во-вторых, Испания до сих пор считает, что Англия незаконно аннексировала часть её территории. Притязания Испании основаны на географической близости Гибралтара и на том обстоятельстве, что в соответствии с Утрехтским договором, в случае если Великобритания решит отказаться от Гибралтара, право на него переходит, прежде всего, к Испании, поскольку некогда эта территория была испанской.

Несмотря на положения конституции Гибралтара, в 2001 году действующее лейбористское правительство во главе с Т.Блэром, в ответ на требования испанцев, вернулось к переговорам о перспективах политико-административного статуса «Скалы» - так британцы называют Гибралтар. Вскоре в ходе переговоров стало ясно, что взаимоприемлемой формулой для переговаривающихся сторон был одобрен «совместный суверенитет» на некоторый срок с последующей передачей этой территории под юрисдикцию Испании.

Но в тот момент во второй раз решающую роль сыграли сами жители полуострова. Они провели в ноябре 2002 года всенародное голосование, по результатам которого 98% населения высказались за то, чтобы ничего не менять, что, по сути, означало, что они не видели альтернативы для своего особого статуса «заморской территории». Это событие чётко обозначает смену характера спора и, как представляется, его предмета с позиции британских властей.

Во-первых, с тех пор противоречия вряд ли можно строго отнести к категории двусторонних, поскольку гибралтарцы (по последним данным их не более 30 тысяч человек) также имеют серьёзные рычаги влияния на ход событий. И британская лепта в это очевидна.

Что касается предмета спора, то стоит обратить внимание на некоторые интересные факты. По обеим сторонам Гибралтарского пролива, отделяющего Европу от Африки, возвышаются две скалы, одна из которых и есть Гибралтар. Здесь сливаются два крупных водных бассейна – Атлантический океан и Средиземное море. Безусловно, такое географическое расположение полуострова делает его важным для торговых и военных нужд. В 1991 году Великобритания официально вывела свой военный контингент с Гибралтара, передав его функции по защите и обороне «Скалы» Королевскому полку Гибралтара, оставив за собой право держать на этой территории отдельные подразделения британских вооруженных сил с ограниченными задачами. Среди таких задач значится, как представляется, та, которая является чрезвычайно важной для британских стратегических интересов в рамках НАТО - «сохранение Скалы в качестве постоянной совместной оперативной базы для целей британских операций в регионе».

Выходит, что речь сейчас не идёт о владении только стратегически выгодной территорией, каковой объективно является этот полуостров, но об авторитете Великобритании как регионального игрока и выполнения её союзнических обязательств перед другими членами НАТО. И судя по тому, что сейчас американские газеты отозвались в комплиментарной манере в отношении британцев в их споре с испанцами, можно предположить, что американцы заинтересованы в сохранении статус кво.

К тому же так совпало, что в настоящее время Королевский морской флот Великобритании проводит учения в Средиземноморье и в регионе Персидского залива. Боевые корабли Великобритании со дня на день должны встать на рейд в акватории Гибралтара. Британской стороной сообщается, что «учения планировались заранее и проходят совместно с союзниками по Альянсу». Предполагается, что британский флот будет заходить ещё в несколько портов, проведёт совместные учения с албанскими воинскими частями, прежде чем пройти по намеченному курсу в Красном море, по Персидскому заливу и в Индийский океан для осуществления там учебно-боевых тренировок с другими британскими союзниками.

Эти манёвры проходят в то время, когда британские политики отражают словесные нападки и недружественные действия испанских властей. Известно, что испанцы ввели пошлину за пересечение испано-британской границы в размере 50 евро, что в немалой степени стало причиной удлинения срока прохождения пограничных формальностей и спровоцировало очереди на пунктах пропуска. Этот шаг испанцев вызвал ответную реакцию со стороны Еврокомиссии, которая старается не вступать в британо-испанский спор из принципиальных соображений. Дело в том, что у европейцев имеются давние открытые вопросы о прозрачности офшорной деятельности гибралтарских властей. Но действенных рычагов воздействия у Еврокомиссии не имеется, поскольку в 2003 году Европейский суд подтвердил, что Гибралтар находится вне юрисдикции европейского Таможенного союза. Более того, территория Гибралтара не регулируется нормами Шенгена.

В целом испанцы очень активно ведут свою публичную кампанию. Так, испанские официальные лица не скрывают, что намерены подключить к спору Аргентину, у которой также имеются давние территориальные претензии в Великобритании – Фолклендские острова. Кроме того, речь идёт о том, что Испания подаст иск в Гаагский суд.

Но и британские политики не остаются в стороне от развернувшейся полемики. Британский премьер-министр Д.Кэмерон, как сообщается, «расстроен» тем, что испанские власти продолжают проводить особые контрольно-пропускные мероприятия на границе. Британский министр по европейским делам Д.Лидингтон в недавнем интервью газете The Sun заявил, что «Великобритания и Испания нужны друг другу. Обе страны - члены НАТО и ЕС, одновременно они - крупные торговые партнеры. Но, несмотря на нашу дружбу, мы не будем закрывать глаза на то, что ущемляются интересы жителей Гибралтара».

Официальные лица британского правительства настаивают на том, что ищут легальные пути решения конфликта. В соответствии с британской интерпретацией, обострение испанских претензий к Великобритании, будучи мотивированным серьёзными экономическими трудностями, облечено в форму острого политического конфликта.

В этом смысле британцы сильно рассчитывают не столько на демонстративные манёвры в ходе союзнических учений НАТО, сколько на европейские правовые механизмы. В Лондоне исходят из того, что с их европейским партнером - Испанией - необходимо искать пути взаимодействия на общеевропейских переговорных площадках, где ЕС должен оказать давление на испанцев, поскольку это дело носит чрезвычайный характер для всех.

Как представляется, то обстоятельство, что британское правительство рассчитывает на содействие общеевропейских институтов в урегулировании ситуации вокруг Гибралтара, заслуживает отдельного внимания.

Ведь, как известно, в последнее время накал антиевропейских настроений в общественно-политической дискуссии в Британии достиг высоких отметок. Дело в том, что финансовые и правящие круги Великобритании не хотят терять имеющийся у Лондона суверенитет в фискальной и финансовой областях в случае углубления федералистского сценария для ЕС. В этой связи, принято считать, что дальнейшее увлечение Великобритании в интеграционный процесс ЕС может спровоцировать для неё более негативные последствия, чем нынешние экономические трудности в народном хозяйстве страны.

В свою очередь, внутрипартийная оппозиция у консерваторов в лице традиционных евроскептиков оказывает сильное давление на премьер-министра Кэмерона, вынуждая его принять решение о выходе из общеевропейского проекта.

На первый взгляд, поведение британских ведущих политиков может показаться парадоксальным, когда они обращаются за помощью к общеевропейским институтам в споре с Испанией. Но, скорее всего, никаких противоречий в их намерении нет. Поскольку в его основе лежит именно то обстоятельство, что в Лондоне считают, что неумелая экономическая политика в Евросоюзе, в частности, текущие экономические и финансовые проблемы в Испании, стали причиной для её недружественных действий. А значит, Евросоюз не может не принять активное участие в урегулировании конфликта, который пагубно сказывается на британском благополучии.

Profile

pragmatic
Прагматик

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Flag Counter
Powered by LiveJournal.com