?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

1256714900_903e8670e0bd599bb9adecef692


В последнее время все чаще поднимается вопрос о введении единой валюты в странах Таможенного союза. В процессе обсуждения проекта приводятся весомые аргументы в поддержку данной инициативы, но высказываются и серьезные опасения. Но есть ли действительная необходимость в таком введении, и как оно отразится на процессе интеграции стран в Единое евразийское пространство?

Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что Единое экономическое пространство трех стран начало функционировать с 1 января 2012 года, и с момента своего образования сравнивается аналитиками со структурой объединения стран Европейского союза. Как известно, начало Европейскому союзу положил Маастрихтский договор, подписанный 7 февраля 1992 года в городе Маастрихт (Нидерланды). Страны, подписавшие Маастрихтское соглашение, приняли пять критериев для государств, вступающих в Европейский валютный союз: дефицит госбюджета не должен превышать 3% ВВП, госдолг должен быть менее 60 % ВВП, государство должно в течение 2 лет участвовать в механизме валютных курсов и поддерживать курс национальной валюты в заданном диапазоне, уровень инфляции не должен превышать более чем на 1,5 % среднего значения трёх стран-участниц Евросоюза с наиболее стабильными ценами, долгосрочные процентные ставки по гособлигациям не должны превышать более, чем на 2 % среднее значение соответствующих ставок в странах с самой низкой инфляцией.

В связи с этим, в вопросе о введении единой валюты в странах ТС аналитики нередко опираются на вышеизложенные критерии. Так, Глава Национального банка Белоруссии Надежда Ермакова высказала мнение, что «Белоруссия пока не готова к введению единой валюты в рамках экономической интеграции Белоруссии, России и Казахстана, поскольку инфляция в стране значительно превысила 2% за последний год».

Однако главной проблемой данного проекта большинству все же видится полная потеря контроля стран-участниц ТС над национальной денежно-кредитной политикой. «Где будет находиться центральный банк и кто будет им управлять? Ведь совместный ВВП Беларуси и Казахстана составляет лишь 14% от ВВП России. Поэтому Белоруссия явно не согласна на управление в формате 50/50», - говорят белорусские эксперты. В свою очередь председатель Национального банка Казахстана Григорий Марченко отмечает, что «макроэкономические параметры, подобные тем, которые были согласованы в Маастрихтском договоре, у нас еще не приняты. Прежде всего, нам необходимо согласовать макроэкономические параметры, потом хотя бы 5 лет подряд всем странам-участницам выполнять их, затем создавать наднациональный банк, который, в свою очередь, будет выполнять функции эмитента этой наднациональной валюты». «То, на что в Европе ушло порядка 50 лет, мы можем сделать за десять, с учетом негативного опыта еврозоны. Но пока еще движений в этом направлений мы не начали. Теоретически мы можем через 10 лет иметь единую валюту в рамках ТС», - считает он.

«Единая валюта Белоруссии, России и Казахстана может появиться лишь в отдаленной перспективе», - считает и глава Национального банка Белоруссии Петр Прокопович. По его мнению, создание Валютного союза должно быть заключительным этапом экономической интеграции в рамках Таможенного союза.

В свою очередь министр по торговле Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Андрей Слепнев считает, что прежде чем вводить единую валюту на пространстве Таможенного союза, необходимо просчитать все риски, чтобы не повторить ошибок Евросоюза. Со своей стороны руководитель НИУ «Высшая школа экономики» Евгений Ясин полагает, что единая валюта больших преимуществ не даст. «Проблем нет до тех пор, пока не происходит нарушение бюджетной устойчивости отдельных государств», - говорит Евгений Ясин. Эксперты Кирилл Евгеньевич Коктыш (доцент МГИМО) и Павел Вячеславович Зарифуллин (руководитель Центра им. Гумилева) сходятся во мнениях, что интеграция больше, чем просто необходима, тем не менее, гораздо выгоднее избавление от долларизации при сохранении национальных валют.

Тем ни менее, не вызывает сомнения тот факт, что введение единой валюты позволит избавиться от трансакционных издержек. В частности, специалистами был проведен следующий эксперимент - через 10 европейских стран было отправлено 40.000 бельгийских франков, а вернулись только 21.300, то есть почти половина всех средств были съедены комиссиями. В свою очередь бывший посол Белоруссии в России Василий Долголев считает неизбежным введение в Таможенном союзе единой валюты. «Людям выгодно было бы рассчитываться единым рублем», - считает Долголев.

Мнения относительно того, что создание наднациональной валюты в рамках Таможенного союза неизбежно и экономически выгодно, придерживается и премьер-министр Армении Тигран Саркисян. По его словам, «это должно стать следующим этапом интеграции в рамках организации, что вполне логично с точки зрения упрощения денежного обращения при трансфертах». Премьер разделяет идею того, что новая валюта может появиться уже 1 января 2015 года.

Введение единой валюты активно поддерживает и премьер-министр России Дмитрий Медведев. По его мнению, это позволит странам - участницам Таможенного союза чувствовать себя более уверенно, а кроме того, усилит интеграцию стран Евразийского союза. В подтверждение своих слов премьер отметил, что после создания Таможенного союза в 2010 году товарооборот между Россией, Белоруссией и Казахстаном вырос на 36%, до $125 млрд.

Действительно, в первый год работы Таможенного Союза только российский экспорт в Казахстан увеличился на 25 процентов, на $11,8 миллиардов, казахстанский экспорт в Россию - на $5 миллиардов; т.е. на 30%. К транзитной выгоде добавляется и тот факт, что казахстанский бизнес получил доступ к рынку размером в 150 млн. человек. Поэтому не вызывает сомнения то, что введение единой валюты позволит увеличить экономические успехи.

Не стоит также забывать, что российская экономика имеет в своем распоряжении третьи в мире международные резервы, более 500 миллиардов долларов, и ВВП порядка 2 триллионов. Поэтому с учетом профицитного бюджета и стремлением всех стран ТС добиться поставленной задачи, сформировать единую валютную зону будет достаточно просто. Более того, введение единой наднациональной расчетной единице позволит странам ТС избавиться от долларовой зависимости, что в свою очередь будет способствовать росту взаимной торговли, а также стимулировать общий рынок инвестиций.

Таким образом, большинство экспертов разделяет вероятность того, что несколько лет согласованной денежно-кредитной и бюджетной политики будет достаточно для осознания необходимости введения единой валюты.

Еще одним важным вопросом в данном проекте является выбор единой расчетной единицы. По мнению ряда экспертов, дабы не подвергать сомнению политический суверенитет стран-участниц ТС, этим целям не сможет служить российский рубль. Глава Национального банка Белоруссии Петр Прокопович отмечает, что «сегодня нет и реальных шагов со стороны России для того, чтобы российский рубль стал резервной валютой среди стран СНГ». При этом специалист не исключает совсем такой возможности, подчеркивая, что для этого российскому руководству необходимо проводить политику вытеснения рублем доллара и евро во взаиморасчетах между странами СНГ. Многие специалисты также отмечают, что, в отличие от белорусской валюты и казахстанского тенге, российский рубль – фактически конвертируемая валюта.

В свою очередь заместитель директора Центра анализа общественных проблем, экономист Канат Берентаев считает, что наднациональную валюту следует ввести не в учетных единицах, а в учетной валюте, привязанной к потребительской корзине каждой страны. «Сейчас необходимо организовать постоянно действующую площадку, на которой можно было бы обсудить различные концепции введения региональной валюты, выбрать механизм ее внедрения, проработать научно-методические и организационно-институциональные аспекты углубления постсоветской интеграции», - заключает Канат Берентаев.

Таким образом, главной причиной, препятствующей положительному решению вопроса о введении единой валюты, сегодня является отсутствие необходимого уровня макроэкономической гармонизации в странах Единого евразийского пространства. При этом экономический кризис еврозоны убедительно продемонстрировал не только необходимость данного нововведения, но и обязательность его тщательной проработки.

Именно поэтому, сегодня в первую очередь необходимо создать соответствующие условия для введения единой валюты и проработать все возможные аспекты. Безусловно, введение единой расчетной единицы на евразийском пространстве должно быть осуществлено на заключительном этапе, при этом необходимость такого шага кажется очевидной. Это позволит не только значительно снизить трансакционные издержки, но и сделает экономику стран, входящих в ЕЭП, устойчивой к европейским кризисам.

Юлия Чмеленко

Profile

pragmatic
Прагматик

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Flag Counter
Powered by LiveJournal.com